Сибиряк как духовный тип: что писали о нем сто лет назад.

Сибиряк как духовный тип: что писали о нем сто лет назад.

Что касается духовного облика русского населения Сибири, его быта и семейного уклада жизни, что часто приходится слышать суждение о «сибиряке», как о каком-то особенном, вполне определенном типе русского человека. Но остановимся несколько на вопросе, как характеризовать «сибиряка», как нарисовать типичные черты русского человека, живущего в Сибири. Строго говоря, это задача совершенно невозможная и, прежде всего, потому, что само понятие «сибиряк» есть понятие чисто собирательное. Мы видели, каким образом населялась Сибирь. В самом начале в Сибирь направлялись колонисты, главным образом, из северных областей Европейской России. Затем, мало-по-малу, поток переселенцев расширился и в Сибирь устремились выходцы из из коренных областей России. В начале 1900-х годов главная волна переселенцев направляется уже не из северных областей, а преимущественно из южных, в основном же из Малороссии. К тому же к этой волне присоединяются прибалтийцы, финны, поляки, татары. В 1861 -1912 годах в Сибирь переселилось около 5 млн. душ. Очевидно, что эта масса, переселившаяся практически в основном на протяжении 50 лет, не могла изменить своего типа и переделаться за столь короткий срок времени в каких-то особенных «сибиряков». Ясное дело, что они остались такими же, как и на родине. Малоросс остался малороссом, латыш-латышом, латгалец-латгальцем. Вместе с тем, сохраняя свои бытовые и племенные особенности, они должны были только изменить свои хозяйственные приемы, в зависимости от местных физических особенностей страны. Что же касается старожительского русского населения Сибири, то его тоже не приходится характеризовать одними и теми же чертами. Слишком разнородны элементы, из которого составлялась масса старожилов. К тому же не надо забывать, русское население, преимущественно великоросы первоначально, при заселении застали всюду коренное население. Часть из них осталось на своих местах и живет среди русского населения, часть же смешалось с русскими переселенцами. При это, передавая свою хозяйственную и бытовую культуру коренным, русские в свою очередь и сами испытывали на себе их влияние.Таким образом, в одних местах местное население обрусело, в других же русские переделались на инородческий лад. Так получились обрусевшие татары, калмыки, вогулы и остяки Западной Сибири с одной стороны и оякутившиеся и обурятившиеся русские Якутской и Бурятской областей. Например, русские забайкальские казаки до такой степени по внешнему виду превратились в монголов, что в русско-японскую войну их часто принимали за японцев. Можно ли при этом говорить, при таких условиях, о каком-то определенном самостоятельном типе «сибиряка»? Само собой разумеется, что нет. Но из этого не следует, что своеобразные физические свойства страны и исторические условия совсем не отразились на старожильческом русском населении Сибири: отразились и сильно, но только неодинаково и в разных местах по разному. Суровая природа, необходимость постоянной и неустанной борьбы с ней, развили в них энергию, предприимчивость, силу духа и сообщили их характеру черты некоторой угрюмости и суровости. Таким образом, становится понятным следующее положение, что основная часть миллионов переселенцев сохранили своеобразность тех местностей, откуда они пришли. Часть же, старожильческая, поселившаяся в Сибири очень давно, с 17-18 веков, вследствии влияния дикой природы и суровых условий в некоторых местах приобрели характерные черты.

(По материалам изданий начала 1900 годов)

4 апреля 2016, 20:39
Версия для печати
Просмотров: 1580
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)